Города Всемирного наследия

(общедоступная характеристика с профессиональным уклоном)

Введение

«Города Всемирного наследия» – что это такое? Почему возникла потребность в специальном выделении этой разновидности объектов культурного наследия человечества? Чем они отличаются от других «обыкновенных» памятников истории и архитектуры, включенных во Всемирное наследие? Как сохранение наследия этих городов может повлиять на современную жизнь, на культурную преемственность поколений, на устойчивость развития нашего мира? Одним словом, что явилось для нас побудительной причиной заняться их специальным изучением и описанием?

Процесс формирования этой высшей по своим официальным, международно-признанным «регалиям» совокупности исторических поселений, так сказать «золотого фонда» мирового градостроительного искусства, идет уже более 20 лет. К нему проявляется все большее внимание не только со стороны профессионалов, но и широкой общественностью, властными структурами. Вокруг включения или невключения в Список Всемирного наследия все новых городов-претендентов разворачиваются настоящие баталии, сталкиваются интересы национальных правительств и местного самоуправления, специалистов и населения. Но, так или иначе, список неуклонно растет, и сейчас в «когорту избранных» входит уже более 150 городов.

А началось все это в 1977-78 гг., когда была выделена и включена в Список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО первая группа объектов наследия, официально, на основе согласованной международной процедуры, признанных имеющими «выдающееся и универсальное значение» в мировом масштабе.

Правовой и концептуальной основой формирования этого Списка и других действий, связанных с деятельностью по сохранению исторического наследия на межправительственном уровне, является принятая в 1972г. Генеральной конференцией ЮНЕСКО Конвенция об охране Всемирного культурного и природного наследия (1). В частности, в ней был сформулирован основополагающий принцип сочетания ответственности отдельных государств за сохранение наследия, находящегося на их территориях, с всеобщностью мирового наследия и международным сотрудничеством в деле его охраны.

Конвенция 1972г., вместе с принятой тогда же Рекомендацией ЮНЕСКО по охране в национальном плане культурного и природного наследия (2), стала одним из краеугольных камней современного консервационизма, соизмеримым по значению с Венецианской Хартией 1964г., а на европейском «театре действий» - с Гранадской Конвенцией Совета Европы по сохранению архитектурного наследия (1987г.). К настоящему времени уже почти 150 стран мира присоединились к Конвенции 1972г., приняв на себя обязательство следовать её установлениям и требованиям.

Наша страна официально подписала Конвенцию только в 1988 году (тогда это были - СССР, права и обязанности которого затем перешли к Российской Федерации, и также бывшие членами ООН, а значит и ЮНЕСКО, Украина и Белоруссия). Из других государств на территории бывшего СССР к Конвенции по охране Всемирного культурного и природного наследия присоединились после распада Союза: в 1992г. - Литва и Грузия, в 1993г. - Узбекистан, Азербайджан и Армения, в 1994г. - Казахстан, Туркменистан и Таджикистан, в 1995г. - Латвия, Эстония и Кыргизстан.

На основе Конвенции 1972г. был создан и начал функционировать Межправительственный комитет по охране Всемирного культурного и природного наследия (Комитет Всемирного наследия), был учреждён Фонд Всемирного наследия, как инструмент оказания международной помощи странам-участницам в охране объектов мировой значимости.

Постоянную организационную работу по обеспечению реализации Конвенции ведёт Центр Всемирного наследия при Секретариате ЮНЕСКО. Консультативную помощь и методическое содействие в осуществлении этой деятельности, в том числе, при отборе объектов для включения в Список Всемирного наследия, оказывают действующие под эгидой ЮНЕСКО неправительственные организации: Международный исследовательский центр по сохранению и реставрации культурных ценностей в Риме (ИККРОМ), Международный совет по охране памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) и Международный союз охраны природы и естественных богатств (МСОП).

Принципы действий Комитета Всемирного наследия по формированию Списка такого наследия, текущему контролю за сохранением включённых в него объектов и предоставлению международной помощи в этой деятельности изложены в Рабочем руководстве по реализации Конвенции о Всемирном наследии, впервые подготовленном и изданном Комитетом в 1977г., а затем неоднократно переиздававшемся с уточнениями и дополнениями в некоторых деталях, например - в 1991 и 1997гг. (3). Большое методическое значение для «культурной части» Всемирного наследия имеет также Руководство по управлению объектами Всемирного культурного наследия (совместная работа ИККРОМ и ИКОМОС 1993г.; её основными авторами были Бернард Филден и Юкка Йокилехто) (4).

В частности, в этих документах были сформулированы общие принципы формирования Списка Всемирного наследия, критерии значимости и требования к подлинности объектов, включаемых в Список, что придало работе по формированию списка определённую упорядоченность и объективность. Хотя, как и при любом другом ранжировании большой совокупности объектов по их качеству, формированию Списка Всемирного наследия сопутствуют соперничество, споры, амбиции, частая неудовлетворённость принимаемыми решениями, несбалансированность участия отдельных стран и т.д.

В последнее время кое-кем стали высказываться серьёзные сомнения в практической действенности Конвенции в связи с увлечением включения в Список Всемирного наследия всё новых и новых объектов, в ущерб контролю за состоянием и оказанием поддержки в сохранении ранее включённых. Так, один их бывших директоров ИККРОМ видный польский специалист профессор Анджей Томашевски считает, что в результате такого дисбаланса усилий «...Комитет Всемирного наследия превратился в форум для ежегодных конкурсов красоты и ярмарок тщеславия различных органов власти, которые ради престижа желают включения в Список объектов со своей территории» (5).

Тем не менее, формирование «золотого фонда» мирового наследия безусловно играет значительную роль в привлечении общественного внимания к историческому наследию вообще, и к объектам, включённым в Список Всемирного наследия, в особенности. Оно позитивно влияет на озабоченность властей разного уровня судьбами наследия, способствует развитию культурного и экологического туризма, наконец, просто пробуждает интерес «простого человека с улицы» к памятникам минувшего, стимулирует осознание им своей роли, как одного из правомочных наследников этого богатства.

Разумеется, первейшими фигурантами для включения в Список Всемирного наследия стали самые «великие» объекты, находящиеся у всех «на слуху». Это были: пирамиды Египта и Великая Китайская стена, Афинский Акрополь и Баальбек, Стоунхендж и Чичен-Итца, Боробудур и Ангкор, Ватикан и Тадж-Махал, Парижский Нотр-Дам и Версаль, отдельные постройки Палладио в Виченце и Гауди в Барселоне и т.д. и т.п. А в части природного наследия: Йеллоустонский национальный парк, Гранд-Каньон, водопады Виктория и Игуасу, Большой Барьерный риф, Галапагосские острова, озеро Байкал и др.

Однако с первых лет формирования Списка выявилось и затем весьма активно развивалось ещё одно генеральное направление его развития, заключающееся в выдвижении для включения в Список и в последующей апробации объектов градостроительства - продолжающих свою активную жизнь исторических городов в целом, или, что происходило чаще, их относительно более старых частей - центров, групп кварталов, крупных ансамблей, парков, а с начала 90-х гг. - также и культурных ландшафтов. Это, безусловно, отражало характерный для последней трети 20-го века рост осознания в мировом консервационизме значимости градостроительного наследия, всё большее признание за историческими городами роли уникальных феноменов культурного наследия.

В 1995г. Мунир Бушенаки – директор Отделения культурного наследия ЮНЕСКО, а с 1999г. также и Директор Центра Всемирного наследия, говоря о становлении целостной концепции сохранения культурного наследия, развивающей идеи, заложенные на международных форумах специалистов в Афинах (1931г.), Париже (1957г.) и Венеции (1964 г.) и нашедшей свое официальное признание в Парижской Конвенции 1972г., специально отметил феномен распространения этой концепции на объекты, значительно большего масштаба, чем отдельные здания-памятники, в желании сохранить исторические территории поселений в качестве продолжающих свою жизнь образований, отражающих ценности городских цивилизаций и, в тоже время, создающих нормальные, отвечающие современным требованиям условия для жителей (6).

Конечно, очерёдность включения объектов в Список Всемирного наследия зависела не только от их уникальности, но и от «разворотистости» властей отдельных стран, которые должны были готовить достаточно сложные по содержанию представления в Комитет ЮНЕСКО. Вероятно, многое также определялось отношением к тем или иным составляющим наследия в отдельных странах. И если можно ещё понять отсутствие до сих пор значительных городских образований в достаточно обширных перечнях объектов, включённых в Список, скажем, от США или Австралии с их относительно менее глубокими градостроительными традициями и некоторыми специфическими сложностями юридического плана (хотя, наверное, это всё же временное положение), то как следует отнестись к их отсутствию в большом индийском перечне (сейчас в нём уже более 20 номинаций); ведь достаточно вспомнить хотя бы такие фантастические города Раджастана как Джайпур, Удайпур, Аджмер и др. А Ахмадабад, Биджапур, Гвалиор, Хайдарабад?

Но, так или иначе, уже среди объектов первой номинации в 1978г. были исторический центр Кракова и исторический город Кито - представители двух совершенно различных великих градостроительных традиций. А в следующем году к ним присоединились: и Сплит с Дубровником, и Мон-Сен-Мишель, и Берген, и Каир, Дамаск и Тунис, и Старая Гватемала, и города долины Катманду.

Процесс, как любят сейчас говорить, «пошёл»; и более половины из почти 500 объектов, входящих к концу века в Список Всемирного наследия, оказывается находятся в ныне продолжающих функционировать городах. А из них, в свою очередь, более половины имеют ярко выраженную градостроительную составляющую, что позволяет причислить их к категории т.н. «городов Всемирного наследия». По состоянию на середину 90-х гг. таких объектов было немногим более 120, но к моменту написания этих строк их число уже приближалось к 150.

При этом, определение всего города, как целостного объекта Всемирного наследия, является скорее исключением, чем правилом, хотя и не единичным. Для этого город должен отвечать довольно жестким условиям «всеобщей» ценности и отсутствия значимых диссонирующих включений. В этом случае номинация в Списке Всемирного наследия звучит просто, как «исторический город» (всего около 10 случаев: Толедо, Гуанахуато, Ору-Прету, Забид, Сукре, Мекнес и др.); или только как наименование города, без уточнения объекта (таких городов тоже немногим более 10: Бат, Кайруан, Тимбукту, Кито, Куско, Сафранболу, Старая Гватемала, Бамберг, Луанг-Прабанг и др.).

В некоторых нечастых случаях номинация содержит характеристику специфической особенности города – объекта Всемирного наследия в целом. Так в Списке встречаются: «ганзейские города» Любек и Висбю, «священный город» Канди, «город Реннесанса» Феррара, город мечетей Багерхат, колониальный город Санто-Доминго и ряд других.

Однако наиболее часто объектом Всемирного наследия в городе определяется его наиболее древняя часть - «старый город», или исторический центр. Таких случаев насчитывается примерно поровну, а вместе почти 50. Сюда же можно отнести структурные образования, определённые в Списке, как «касба» - старый город в Алжире, или «медина» - старые части городов Марокко и Туниса, а также такие специфические объекты, как остров Мозамбик (с его «каменным городом»), т.н. «Большой остров» в Страсбуре, «Новый город» в Эдинбурге, город-музей Мцхета или район Ичан-Кала в Хиве.

В некоторых случаях объектами Всемирного наследия в городах определяются конкретные совокупности памятников или элементы городской структуры. Так в Арле и Трире – это «древнеримские и романские памятники», во Владимире и Суздале - белокаменные памятники, в Гранаде - Альгамбра, Хенералифе и Альбасан, в Нанси - три главных площади, в Москве - Кремль и Красная площадь, в Версале, Потсдаме - дворцы и парки, а в Синтре - просто «культурный ландшафт».

Но, пожалуй, самым интересным с точки зрения возможности гибкой номинации объектов Всемирного наследия, является применение составных определений, включающих комбинацию главного градостроительного элемента, в большинстве случаев - это также «старые города» или «исторические центры», с какими-то иными элементами наследия. Характерными сочетаниями являются: город и крепость (замок, стены, форты и т.п.) - Люксембург, Иерусалим, Гавана и др., город и дворец - Сплит, город и шахты - Гослар, Гуанахуато, город и порт - Коро, Виллемстад, город и бухта - Венеция, Котор, Мон-Сен-Мишель, город и озеро - Охрид, город и уникальное инженерное сооружение - Сеговия с её акведуком, город и сопряжённые памятники в окрестностях - Санкт-Петербург, Новгород, Авила, группа городов в одной долине - Мзаб, Катманду, Тринидад и т.п.

В Рабочем руководстве по реализации Конвенции о Всемирном наследии установлены шесть критериев отбора объектов культурного наследия для включения в Список. Их наиболее адекватный и полный перевод приведён в справочном материале о российских объектах Всемирного наследия (7). Встречаются и несколько упрощённые версии определения этих критериев. Поскольку настоящая публикация претендует на общедоступность, мы также не смогли удержаться от такой попытки.

Если опустить обязательно присутствующие в формулировках каждого из критериев определения типа «выдающийся», «важный», «исключительный», «уникальный», что как бы само собой разумеется для объектов мировой значимости, то в «содержательном осадке» мы обнаружим:

1 - шедевр творческого гения человека;
2 - ценности архитектуры, инженерии, монументального искусства, ландшафтного проектирования определённого периода истории или какого-то культурного региона;
3 - свидетельство исчезнувшей или продолжающей жить культурной традиции или цивилизации;
4 - пример типа здания или архитектурного (инженерного) ансамбля определённого важного исторического этапа;
5 - традиционное поселение или тип землепользования, находящиеся под угрозой необратимых изменений;
6 - связь с событиями истории, живыми традициями, идеями, верованиями, художественными или литературными работами (но этот критерий в отрыве от других признаётся Комитетом Всемирного наследия недостаточным).

Каждый объект-претендент должен соответствовать одному (но не только шестому) или, ещё лучше, нескольким из этих критериев.

Вместе с тем, большая специфика градостроительных объектов наследия, их сложность, многоукладность, изменчивость, нестандартность в проявлении подлинности потребовали от разработчиков руководств по формированию Списка Всемирного наследия определения особых критериев отбора таких объектов.

Прежде всего из всей совокупности объектов недвижимого культурного наследия - памятников, групп зданий и достопримечательных мест (категорий, определённых в Конвенции 1972г.), были выделены, как бы «в отдельное производство» группы городских зданий. Под ними очевидно подразумеваются целые комплексы городской застройки, поскольку чуть далее эти группы предлагается подразделять на три категории городов:

  1. ныне уже необитаемых,
  2. продолжающих свою жизнь населённых мест,
  3. новых городов 20-го века.

Поскольку древние города, или «мертвые города» (городища) относятся к археологическому наследию, мы оставляем их здесь в покое. Новые города с точки зрения наших интересов не слишком отличаются от всех иных ныне живущих; ведь молодость – это быстро проходящий недостаток. К тому же, из этих городов в Список за все годы его формирования до сих пор вошла только Бразилиа. Поэтому нам важно знать, какие критерии включения в него установлены для «обычных» ныне живущих исторических городов.

В Рабочем руководстве Комитета Всемирного наследия установлено, что исторические города могут рассматриваться, как кандидаты для включения в Список прежде всего в связи со своими архитектурными достоинствами. Духовная составляющая их наследия, роль, игравшаяся ими в истории, их ценность в качестве исторических символов, хотя и имеют значение, но сами по себе недостаточны для включения в Список. Для этого нужно, чтобы пространственная организация, структура, строительные материалы, архитектурные формы и, по возможности, функции групп зданий в большой мере отражали определённую цивилизацию, или череду последовательно сменявшихся цивилизаций.

Предлагается возможность выдвижения в состав Всемирного наследия номинаций четырёх категорий городских объектов, это:

  • города, типичные для конкретного периода или конкретной культуры, почти полностью сохранившиеся и не затронутые сильно последующим развитием (объектом номинации в этом случае может быть весь город с его окружением);
  • города, развивавшиеся характерным образом в исключительной природной ситуации, сохранившие пространственные черты и сооружения, типичные для последовательных этапов их истории (при этом объектом может быть четко выделяемая историческая часть города, находящаяся в современном окружении);
  • исторические центры, занимающие территорию того, что может быть названо «старым городом», сейчас окружённым новыми районами (объект номинации должен быть ясно определяем в своих исторических границах; должны также быть предложены действия в отношении его непосредственного окружения, как буферной зоны);
  • секторы, зоны или отдельные структурные образования, которые, даже в своём сохранившемся виде, являются свидетелями исчезнувшего ныне характера исторического города (но для выдвижения эти сохранившиеся районы и здания должны давать достаточное представление о бывшей целостности).

Оговаривается, что исторические центры и районы могут быть включены в Список только при наличии в них большого количества старых зданий-памятников, придающих им характерные черты «города выдающегося интереса». При этом не рекомендуется представлять совокупности изолированных, не взаимосвязанных зданий, которые не могут дать достаточное представление об исчезнувшей застройке города.

Вместе с тем, допускается возможность представления небольшого объекта городского наследия, в связи с его особой ролью в истории градостроительства, вне прямой причинной связи с конкретным городом, являющимся лишь местом его нахождения.

В последних изданиях Руководства были сформулированы также особые критерии включения в Список Всемирного наследия «культурных ландшафтов», как результатов совместной работы природы и человека. Многие из них также могут относиться к градостроительному наследию исторических городов.

Как уже говорилось, Всемирное наследие быстро пополнялось объектами градостроительного масштаба, и число городов в Списке скоро стало исчисляться десятками. Соответственно, возникла необходимость более строгого отбора кандидатов, для чего Комитет Всемирного наследия в 1997г. установил повышенные требования к материалам, обосновывающим новые включения в Список (т.н. «формат номинаций») –(8).

Это сделало подготовку номинаций весьма непростым и дорогостоящим делом, требующим привлечения авторитетных профессионалов и использования современных средств фотофиксации, изготовления топографических планов и полиграфической техники. В случаях с историческими городами и городскими районами это становится особо трудным, в связи с большими размерами и сложностью самих объектов Тем не менее, процесс выдвижения таких объектов активно продолжается и признаков его замедления пока не наблюдается.

Многие аспекты сохранения культурного наследия городов, включенных во Всемирное наследие, и всего их развития с учётом своего наследия оказались схожими, что стало стимулом для установления связей между городами и начала сотрудничества; причём интересно, что инициативу в этом проявили не государственные власти или профессиональные объединения, а органы городского самоуправления.

Так в 1991г. по приглашению мэра Квебека Жана-Поля Аллье в этом городе состоялся Первый международный симпозиум городов Всемирного наследия, привлекший представителей 41 города, и была принята Квебекская Декларация о начале создания сети городов, включённых в Список Всемирного наследия (9).

Двумя годами позже в Фесе на втором симпозиуме было принято решение о создании Организации Городов Всемирного Наследия (ОГВН) со штаб-квартирой в Квебеке.

С тех пор состоялись новые встречи на мировом уровне в Бергене (1995г.), Эворе (1997г.) и Сантяго-де-Компостела (1999г.), где рассматривались различные аспекты взаимосвязей городов Всемирного наследия - организации контактов, обмена информацией и опытом, развития туризма и т.д. Число городов-участников этих встреч уже превысило 60. Начала разворачиваться деятельность по созданию региональных объединений городов: в Центральной и Восточной Европе - по инициативе Будапешта и Замосцья, в Северной Европе - Бергена и Бата, в Средиземноморье – Мальты и Туниса, в Латинской Америке – Гуанахуато и Олинды.

Мероприятиям ОГВН свойственна удивительная атмосфера доброжелательства и готовности к взаимопомощи людей из самых разных уголков мира, объединённых чувством причастности к великим ценностям мирового наследия и ответственности за его сохранение. Российские города Всемирного наследия (пока в их число официально входят Москва, Санкт-Петербург и Новгород Великий, а также в качестве наблюдателя - Суздаль) принимают некоторое участие в деятельности ОГВН, но, к сожалению, за исключением Новгорода, не на уровне глав городских администраций, как это в ней принято, и поэтому большие возможности, предоставляемые таким сотрудничеством, используются ещё недостаточно.

Популяризация Всемирного наследия в целом и отдельных его объектов приобрела за последние годы значительный размах. Вышли самые разные публикации международного и национального уровня. И в России вышло богато иллюстрированное переводное издание (10), а также стала доступна изданная в Минске энциклопедия-справочник (11). Эти книги рассчитаны на широкого читателя непрофессионала. Появились первые отечественные буклеты о российских объектах Всемирного наследия (12).

ОГВН к своему Четвёртому Международному симпозиуму, состоявшемуся в 1997г. в Эворе, Португалия, подготовил Каталог городов Всемирного наследия с очень короткими (в один абзац) аннотациями о каждом из 126 таких городов на четырёх языках - франц., англ., исп. и порт., основанных на кратких характеристиках объектов, делаемых Комитетом Всемирного наследия при их включении в Список (13).

Но системной информации обо всех городах Всемирного наследия, информации которая бы могла удовлетворить интерес любителей наследия, тяготеющих к получению более точных с профессиональным «привкусом» данных, и профессионалов, желающих получить начальные сведения и ссылки на более подробные источники, на русском языке пока нет. Вообще-то, автору неизвестны подобные по характеру сводные публикации и за рубежом.

Лишь некоторые фактические данные в переводе на русский язык и краткие комментарии содержатся в сборнике РосНИИ культурного и природного наследия им Д.С.Лихачева, опубликованном в 1999г. (14).

Поэтому, вниманию читателей предлагается настоящий «общедоступный обзор с профессиональным уклоном», охватывающий все города Всемирного наследия, включённые в Список на момент написания этих строк.

Материал в обзоре организован по странам, а страны сгруппированы по регионам, которые рассматриваются от континента к континенту, а внутри континентов - по мере удаления регионов от границ России. Российские города Всемирного наследия открывают изложение, затем следуют страны СНГ, Балтии и так далее.

По каждой стране указывается дата её присоединения к Конвенции по охране Всемирного культурного и природного наследия, приводятся по возможности единообразно организованные материалы по конкретным городам-объектам в порядке их включения в Список, начиная с номера номинации, года включения в Список, критериев включения, краткой характеристики Комитета Всемирного наследия. В некоторых случаях приводятся дополнительные сведения (в основном на уровне простых упоминаний) по организации сохранения всех исторических городов данной страны, по городам входящим в Лигу Исторических Городов со штаб-квартирой в Киото (это в некотором роде конкурирующая с ОГВН всемирная организация), а также в исключительных случаях - по городам, которые, с точки зрения автора, не попали в Список Всемирного наследия «по чистой ошибке», которая рано или поздно будет безусловно исправлена.

Автор осознаёт масштабность задачи, которую он перед собой поставил, и не исключает возможности допущения некоторых пропусков и неточностей. Он будет благодарен за любые замечания и предложения по совершенствованию материала. Список Всемирного Наследия постоянно расширяется и обзор входящих в него городов, если он окажется интересным и полезным, очевидно также сможет развиваться и дополняться.

Источники

1. Конвенции и рекомендации ЮНЕСКО по вопросам охраны культурного наследия. Сборник. // Министерство культуры СССР. М., 1990. С. 41-52

2. Там же, С.83-90

3. Последний выпуск: Operational Guidelines for the Implementation of the World Heritage Convention / UNESCO World Heritage Centre. Paris.1997

4. Fielden B., Yokilehto Yu. Guidelines for the Management of World Cultural Heritage Sites / ICCROM. Rome.1993

5. Tomaszewski A. An international strategy for the cultural heritage. In: Heritage Landscape / ICC - Cracow College for New Europe. Krakow. 1993. p.107

6. Bouchenaki. M. The world heritage. “European Heritage” No. 3 – 1995. p.17-19

7. Памятники архитектуры и культуры России, включенные в Список Всемирного наследия. Материалы ICOMOS. Научно-информационный сборник. / РГБ - Информкультура, ИКОМОС / Россия. №1. М., 1997. С.40-41.

8. Format for the nomination of cultural and natural properties for inscription on the World Heritage List // WHC-97/WC/6, UNESCO [Paris, 1997]

9. Quebec City Declaration. / OWHC’s documents. Quebec. 1991

10. Сокровища человечества. Памятники истории, культуры и природные заповедники под защитой ЮНЕСКО. Автор – Т.Фезер (пер. с нем.). М., 1997

11. Кисель В.П. Памятники всемирного наследия. Популярный энциклопедический справочник. Минск, 1998.

12. Например: Ансамбль Московского Кремля и Красной площади. Россия, памятники Всемирного культурного наследия (рус. и англ.). // ИКОМОС / Россия. М., 1996

13. Catalogue of World Heritage Cities / OWHC. Quebec. 1997

14. Всемирное культурное и природное наследие. Документы, комментарии, списки объектов. Отв. ред. Ю.Л.Мазуров // Институт наследия. М., 1999

Города