Разные проявления наследия и разные к нему отношения

Наследие по общепринятому определению – это информация о прошлом опыте самого разного рода и вида.

При этом, опыт понимается в максимально широком смысле:

  • это и человеческий (цивилизационный) опыт, передаваемый в культурном наследии;
  • это и «опыт» природы, передача в природном наследии то, что информативно для человека в ее прошлом развитии.

Материальное культурное наследие – информация, запечатленная в материальных (вещественных) носителях.

В том числе, недвижимое культурное наследие, носителями информации которого являются здания и сооружения с «принадлежащими» им территориями, объекты монументального искусства, сады и парки, археологические остатки, представляющие часть культурного слоя (до их изъятия из этого слоя при раскопках).

Объекты недвижимого культурного наследия могут быть:

  1. дошедшими до нас в первоначальном, истинно «подлинном» (полностью, или по абсолютному преимуществу) виде;
  2. дошедшими до нас в существенно измененном (по сравнению с первоначальным) виде, но, при том, что эти изменения (временные наслоения) также представляют информационный (опять – в самом широком смысле) интерес;
  3. дошедшими до нас фрагментарно (археологические остатки, руины, недостроенные объекты, старые части существенно более новых объектов (как также информативно ценных, так и не представляющих информативной ценности, во всяком случае – по современным оценкам);
  4. дошедшими до нас в точных копиях, изображениях, обмерах, описаниях, дающих достаточно полную информацию об объектах, достаточную даже для их воссоздания в виде макета в натуральную величину или модели, иногда даже «действующей» по прежнему функциональному назначению (это не распространяется на анастилозис, относящийся к предыдущей разновидности объектов);
  5. дошедшими до нас в мифах и преданиях, легендах, воспоминаниях современников, летописных источниках, достаточно надежных в смысле их собственной подлинности (вероятно, их можно трактовать, как памятники истории).

Обилие так или иначе сохранившихся материальных объектов недвижимого культурного наследия предполагает необходимость избирательности способа их дальнейшего сохранения – максимально полного, фрагментарного (сохранение т.н. «предмета охраны»), а иногда даже только в точных обмерах, изображениях и описаниях.

Необходимо установление (естественно – экспертное и, увы, не абсолютно бесспорное, чего в принципе достичь невозможно), какой из способов сохранения обоснованно применим к конкретному объекту наследия, имея в виду, что такими способами могут быть:

  • поддержание объекта в максимально возможной полной неизменности;
  • целостная или выборочная реставрация (восстановление в прежнем, до определенного момента, виде), в том числе иногда, с приспособлением без ощутимых переделок к новому использованию;
  • реконструкция с элементами реставрации, но, вместе с тем, с ощутимыми изменениями, модернизацией, а иногда даже с дополнениями (объемно-пространственными, конструктивными, санитарно- и электротехническими, технологическими, декорационными и т.д.), как в пределах существующего объема объекта, так и с его наращиванием;
  • включение (полностью или какой-то частью) в новое сооружение в качестве его сравнительно небольшого фрагмента (что, естественно предполагает прекращение существования включенного таким образом здания или сооружения, как отдельного объекта культурного наследия под действовавшем ранее наименованием памятника);
  • полный снос объекта с сохранением информации о нем только в движимых, или даже - нематериальных носителях, и(или) в макете или модели, при т.н. «воссоздании» в виде «новодела» (это фактически также означает прекращение существования снесенного здания или сооружения, как отдельного объекта культурного наследия, под действовавшем ранее наименованием памятника архитектуры и градостроительства).

Критерием возможности и целесообразности избрания того или иного способа сохранения может быть, помимо много прочего, то, что иногда называют «завершенностью» формирования объекта культурного наследия в процессе его исторического развития, хотя, конечно, это очень условный термин с множеством возможных толкований.

Эта «завершенность», конечно, имеет мало общего (или не так мало?) с этим же термином у Виолле-ле-Дюка, который считал, что «реставрировать здание – это значит: не сохранять его, не ремонтировать его, и не заново отстраивать его, а доводить его до состояния завершенности, возможно никогда не существовавшей когда-либо ранее». Именно категорическое неприятие этой его максимы (англ. completeness) вызвало появление в 1877 г. в Англии манифеста о создании Общества защиты древних зданий (SPAB), возглавляемого Уильямом Моррисом – первой в мире общественной организации по сохранению культурного наследия.

Информация о прежнем опыте человеческой деятельности (то есть – культурное наследие) может рассматриваться и использоваться очень по разному, что и будет характеризовать специфику отношения к такому наследию. В весьма широком диапазоне возможных подходов двумя крайними являются:

  1. полное сохранение подлинности материальных носителей информации, как величайшей ценности и источника донесения научной ценности объектов наследия, помимо современных, и до будущих исследователей; и
  2. следование «историчности» в проектировании и создании новых материальных объектов в ходе строительства и реконструкции, с ее выражением посредством копирования, выборочного цитирования, стилизации, преемственности приемов композиции, декорирования под старину и т.д., вплоть до пародирования (вполне уважительного), чем, в сущности, во многом являлся пост-модернизм.
Разные проявления наследия