Опыт перевода на русский язык наименований и кратких описаний объектов Всемирного наследия

Указанная выше во введении работа по переводам наименований и кратких описаний объектов Всемирного наследия оказалась для авторов исключительно интересной (объекты-то совершенно уникальные!), но одновременно не столь простой, какой она представлялась им вначале (вроде бы надо лишь аккуратно, без всякой «отсебятины» перевести оригинал), так как, при непременном исповедании ими точности перевода и верности оригиналу (то есть, его «аутентичности»), выявился целый ряд обстоятельств, так сказать – «второго порядка», потребовавших учета в наших переводах для обеспечения системного подхода ко всему массиву переводимых текстов, их взаимоувязанности, непротиворечивости друг другу, информативности, обретения «русского звучания» и т.п. (что мы условно именуем «адаптивностью» наших переводов).

Ниже авторы излагают основные установки и решения, найденные и применявшиеся ими в этой уже более чем 10-летней работе, считая, что это может иметь и самостоятельный интерес для переводческой деятельности в отношении документов международных организаций, действующих в сфере культуры, науки и образования (хотя ни в коей мере не претендуя на их обязательность, как каких-то «правил», или «руководств»).

Как уже отмечалось выше, первейшим принципом проводимой ими переводческой работы была «верность оригиналу», понимаемая с максимальной жесткостью, с рассмотрением переводимых текстов в качестве своего рода «канонических» (невзирая на могущие изредка обнаруживаться в них, обычно – в кратких описаниях, сомнительные моменты – повторы, внутренние противоречия, иногда – даже ошибки). Не отказывая себе абсолютно в возможности минимальной корректуры в переводе обнаруженных неточностей оригиналов (все же к счастью весьма и весьма редких), авторы придерживаются приоритета максимально возможной точности переводов в части подбора слов, построения фраз, сохранения в них подлежащих, сказуемых, определений, синтаксиса – как в оригинале, если только это может быть точно и грамотно передано в русском языке.

То есть, ставилась цель найти и применить способ переложения текста оригинала на русский язык с использованием приемов замещения непереводимых элементов очень близкими по смыслу. При этом все время (и до сих пор!) между двумя авторами переводов сохраняются дискуссии о целесообразности считать их переводы, прежде всего «аутентичными» и (или) «адаптивными» (а может и тем и другим? - см. приложение в конце Введения к данному разделу настоящего сайта).

Есть и отдельные ньюансы перевода на русский язык. В ряде случаев, авторы постарались перевести некоторые слова, являющиеся в оригинале прилагательными – определениями, в форму существительного – там, где перевод без изменения части речи потребовал бы введения суффиксов, более свойственных в русском языке (по сравнению, скажем, с английским) форме прилагательных, что усложнило бы вид текста. Например – достаточно гладко может выглядеть в переводе наименование объекта – Амьенский кафедральный собор (почему не просто «собор» - см. ниже), но уже гораздо хуже – Буржский кафедральный собор: поэтому в наших переводах мы в обоих случаях (и во всех других подобных – вспомним еще хотя бы один пример – собор в городе Роскилле, Дания) переводим – Кафедральный собор в городе Амьен, Кафедральный собор в городе Бурж; опять же – можно было бы перевести и «в городе Амьен», и «в Амьене», но вот «в Бурже» могло бы восприниматься двояко теми, кто может не быть осведомлен о названии этого чуть менее известного, чем Амьен, французского города – Бурж, а не Бурже!). То есть, часто более предпочтительной (а значит и системной) является форма названия (наименования) в именительном падеже. Некоторая иногда «дубоватость» таких переводов, по нашему мнению вполне искупается их большей определенностью.

Особая подтема – перевод имен собственных, наименований самих объектов или их составных частей, иногда – имен конкретных лиц, а также географических наименований мест расположения объектов. Основное правило, разумеется, следование имеющимся установкам для такой передачи: прежде всего – транскрибирование с максимальным учетом (насколько это возможно) фонетического звучания имен собственных на их родном языке (с использованием имеющихся руководств для отдельных языков). Но есть и некоторые особенности, которые показалось необходимым учитывать.

Во-первых, поскольку перевод наименований объектов Всемирного наследия и их кратких описаний производился с оригинала Списка (в основном – английского) было решено проводить транскрибирование в тех случаях, когда в этом оригинале сохранено написание имени собственного без изменения по сравнению с языком страны нахождения объекта, то есть – без перевода на английский язык (для языков с нелатинской графикой, китайского, японского и т.п., в качестве основы принимался установленный порядок перевода имен собственных в латинскую графику). В случае же, когда в оригинале наименование переведено, и нами производился его перевод на русский язык (а если объект относился к англоязычной стране, тот же критерий применялся с использованием французской версии оригинала Списка).

Пример: Оригинальное итальянское название объекта – Сан-Джорджио; оно сохранено в английском оригинале – Сан-Джорджио и сохраняется нами в русском переводе – Сан-Джорджио. Но если этот итальянский объект в английском оригинале переведен в Сент-Джордж, мы считали правильным передать его по-русски (имеется в виду в принятом в русском православии виде), как Св. Георгий.

Другая тонкость: передача составных имен собственных (особенно – имен святых) в единой стилистике. Так имя одного и того же святого можно передавать, придерживаясь предыдущего как Сан-Джорджио, Сент-Джордж (в Англии) или Св. Георгий, но никак не Св. Джорджио, и не Сан-Георгий (или Сент-Георгий). Этот принципиальный подход, вроде бы, совершенно очевидный в случае со Св. Георгием, предстает совсем не таким очевидным с многими другими именами святых, как например: Сан-Мильян – Св. Эмилиан, или испанская версия того же Св. Георгия – Сан-Хорхе и т.п.

Что касается составных (многочленных) географических названий, то при переводе в принятое в русском языке написание они должны соединяться через дефисы (хотя в иноязычных оригиналах обычно пишутся раздельно). Естественно, применяется традиционная (нефонетическая) передача в русском языке ряда географических наименований, как например, Париж, Лондон и т.д. При возникающих в ряде случаев сомнениях, принимается написание названий в последнем русскоязычном (и изданном в России!) географическом атласе. Это позволило, например, принять ставшую сравнительно недавно общепринятой передачу немецкого “ai”, именно как «ай», в отличие от ранее принятого «ей» - то есть, надо писать Шпайер, а не Шпейер и не Шпэйер, последнее ранее могло быть отражением буквосочетания “ey” в наименовании этого города. В тоже время по атласу для ряда названий сохраняется традиционное русское написание через «ей», например – Лейпциг.

Особую специфику имеет перевод (передача на русском языке) наименований географических объектов некоторых азиатских стран, прежде всего Юго-Восточной Азии. Здесь приходится следовать принятым у нас в стране правилам (иногда даже неписанным, консультируясь с авторитетными специалистами) передачи наименований объектов отдельных стран (например, Вьетнама, или Таиланда, Мьянмы) слитно, без разделения на части, отделенные разрывами в переводимых английских оригиналах. Например, для вьетнамских объектов следует переводить “Hoi An”, как Хойан, и “My Son”, как Мишон. Надо также добиваться правильной (для объектов конкретной страны) передачи ряда буквосочетаний переводимого оригинала: так сочетание «ph» для наименований объектов одних стран следует передавать, как «пх», а для других – просто как «п».

При этом, для некоторых языков азиатских стран с традиционной нелатинской графикой необходимо следить за изменениями правил передачи латинизированных трактовок на русский язык – иногда весьма значительными, как это произошло совсем недавно с корейским языком.

Для наименований самих объектов культурного наследия проверочным являлись признанные российские энциклопедические издания по искусству (прежде всего – Энциклопедия «Искусство стран и народов мира»), что позволило избежать нежелательных расхождений наименований выдающихся объектов в наших переводах из Списка с общепринятыми и твердо установившимися в российском искусствознании, таким образом обеспечивая «узнаваемость» пользователями наших русских переводов ранее знакомых им объектов. Если же расхождение оказывается достаточно серьезным и содержательно существенным, могло применяться приведение второго вида наименования этого объекта в скобках.

Так например, в Список входит азербайджанский объект “Walled City of Baku”. Это самое “walled city” перевести буквально, вообще, трудно – «стеновой»?, «застенный»?, «в кольце стен»? - все плохо. В двух других случаях – Кампече, Мексика и Харар, Эфиопия, мы вынужденно перевели обобщенно – «укрепленный город» (что может означать и «стены», и «валы», и «рвы», и «форты», и многое другое). Но в случае с Баку в дело вмешалось ранее более принятое и нашедшее выражение в российских (советских) энциклопедических изданиях и публикациях наименование этого объекта – Ичери-Шахер – Старая Крепость (так он сейчас именуется официально и в Азербайджане); так и перевели. (Тут по аналогии вспоминается схожее и по звучанию, и по смыслу наименование узбекского объекта в городе Хиве – «Ичан-Кала», впрочем в данном случае так и поименованного в Списке ВН – это один из первой четверки объектов быв. СССР, включенных в Список в 1990 г.). А по другому азербайджанскому выдающемуся объекту наскального искусства, названному в Списке – Гобустан, в переводе в скобках нами было дополнительно приведено (для узнавания) также ранее более принятое наименование этого объекта – Кабыстан.

Иногда для приведения в переводе привычного для нас наименования объекта мы давали его с определением прилагательным (с отступлением от приведенной выше общей установки). Например, мы привычно именуем грузинский объект, присутствующий в оригинале, как Monastery of Gelati, Гелатским монастырем.

А для переводов наименований и кратких описаний объектов природного наследия из Списка Всемирного наследия за основу принимались наиболее признанные у нас и сохраняющие актуальность географические справочники, атласы и энциклопедии, как например, известный Физико-географический атлас мира, М., 1964, или Краткая географическая энциклопедия, под ред. А.А. Григорьева, тт. 1-5, М.,1960-1966.

В этих случаях переводу подлежали либо географические названия – крупных речных дельт, участков морей, озер, островов и рифов, горных систем и отдельных вершин, и т.д. (дельта Дуная в Румынии, Ваттовое море – Нидерланды, Германия и Дания, исландский остров Суртсей, дельта Окаванго в Ботсване, полоуостров Вальдес в Аргентине, Галапагосские острова близ Эквадора, Большой барьерный риф в Австралии и пр.), либо наименования отдельных национальных парков (Гарахонай на Канарских островах, Сагарматха в Непале, Казиранга в Индии, Серенгети и Килиманджаро в Танзании, Гранд-каньон и Грейт-Смоки-Маунтинз в США и пр.), или резерватов (например, Сребырна в Болгарии, резерват окапи в Д.Р.Конго).

Во всех указанных случаях мы имели дело с уже устоявшимися вариантами переводов, а часто – просто транслитераций, поэтому особого личного творчества здесь не требовалось. Однако, оно требовалось в тех случаях, когда в названии фигурировали специальные термины – географические, геологические, геоморфологические, биологические, требующие перевода на русский язык. Например, объект, английское название которого звучит как - Pitons, cirques and remparts of Reunion Island, получил в русскоязычном переводе название - Пики, кратеры и валы на острове Реюньон, Франция. Другой пример: трансграничный серийный объект - Primeval Beech Forests of the Carpathians and the Ancient Beech Forests of Germany (Германия, Словакия и Украина, внесен в Список в 2007 году, расширен включением германской части в 2011). В русском переводе он получил название – Первичные буковники Карпат и древние буковые леса Германии (но в 2017 г. его опять расширили, с включением в него буковых лесов еще 10 стран Европы и снова переименовали !).

Встречались и отдельные более сложные случаи, когда наименования природных памятников имели вид неких текстов, не поддающихся, да и не нуждающихся в буквальном переводе, а требующих установления рода этих объектов по смыслу. Так в Канаде был включен в Список Всемирного наследия объект, именуемый: Head-Smashed-In Baffalo Jamp - в буквальной транслитерации - «Хэд-Смешт-Ин-Баффало-Джамп», что, если бы мы считали это возможным и нужным, следовало перевести, как «Прыжки бизонов, разбивающих себе головы» (реальный смысл – загон охотниками бизонов к смертельному для них обрыву, при этом явно ускользает). Пришлось, сохранив для адресности и «аромата» транслитерацию подлинного наименования, обозначить смысловой род объекта: «Место охоты на бизонов», раскрывая его содержание уже в переводе краткого описания.

Некоторая специфика переводимых оригиналов должна была учитываться в зависимости от того были это наименования объектов Всемирного наследия, или их краткие описания.

В первом случае - это кратчайшие обозначения объектов всего из нескольких слов, длиной, как почти абсолютное правило, в одну строку (впрочем, были и редчайшие исключения), с очень редко встречающейся пунктуацией. При этом мы должны были считаться с тем, что наименования объектов могут встречаться пользователям и сами по себе – без следующих за ними кратких описаний, и должны быть при этом достаточно понятны, отвечая, так или иначе, на три вопроса: как объект называется, что это за объект (его род) и где он находится – все это, разумеется, в максимально лаконичной форме наименования.

В случае кратких описаний переводу подлежали некие, действительно, очень краткие тексты в виде, как почти абсолютное правило, одного абзаца с числом строк от трех (редкая, почти запредельная лаконика) до десяти - двенадцати (иногда даже больше, что, пожалуй, можно считать уже перебором данного жанра, но все же требующим перевода и нами исправно переводимым). Эти тексты обычно имеют пунктуацию, часто состоят из нескольких фраз, имеют стилевую характеристику, желательную для отражения в претендующем на адекватность переводе. Как правило, такие описания оказываются у пользователя вместе с (вслед за) наименованием объекта; и поэтому могут начинаться без упоминания его названия (хотя ряд описаний, все же начинаются с этого упоминания, чему мы, как правило, следуем).

Впрочем, совсем недавно (уже в середине 2010-х гг.) мы пришли к мнению о желательности какого-то упоминания имени собственного, имеющегося в наименовании объекта, в переводе его краткого описании, даже если оно отсутствует в переводимом оригинале (например, это сделано нами в последних переводах новых объектов ВН 2016 года: «Пампулья» - ансамбль в Бразилии и «Ани» - древний город в Турции). К сожалению, ретроспективная реализация этого соображения по всему Списку Всемирного наследия потребовала бы внесения многих уточнений в ранее выполненные нами и находящиеся на действующих сайтах переводы, оригиналов, которые достаточно «хорошо обходились» и без этой информации.

Особой проблемой было достижение системности перевода некоторых схожих понятий, имеющих в русском языке определенную специфику, по всему массиву переводов (единство подхода).

Так было решено переводить род всех объектов, относящихся к монастырям и монастырской жизни, именно этими терминами, не принимая во внимание, что в оригиналах они именуются, то монастырями, то аббатствами, то «наннери» (женские монастыри), что относительно менее распространено в русском языке.

Иногда перевод осложнялся отсутствием в русском языке точных эквивалентов некоторым понятиям, принятым в языке (языках) оригинала. Так английское (и французское) существительное “Cathedral(e)” не имеет прямого русского эквивалента в отношении церковного сооружения (перевод – «заведующий кафедрой в вузе» не в счет, а перевод – «собор» то есть, просто – «собор», недостаточно конкретен). Поэтому было решено всюду переводить его словесной группой (синтагмой) из существительного и его определения прилагательным – «кафедральный собор», ведь это центр епископства, а совсем не монастырский, или какой-то иной собор. Здесь, в противоречии с общей установкой, понадобилось введение прилагательного.

Совсем другая картина сложилась при переводе наименования объекта Всемирного наследия в городе Пореч, Хорватия. Здесь объект в оригинале именовался с определением прилагательным – «ефразианская базилика». Значение этого прилагательного для не слишком подготовленных пользователей перевода могло оставаться неясным – что определяется: время или место создания? стиль произведения? принадлежность его кому-то одному или группе? посвящение кому-то? и т.д. Потребовалась специальная исследовательская работа с поиском источников (и даже обращением к хорватским коллегам), в результате которого было установлено, что данное определение относится к принадлежности этого сооружения конкретному историческому лицу – епископу Эуфразию (или еще проще, как в хорватских источниках на русском языке – Ефразию), который не был канонизирован (на что ошибочно указывалось в некоторых переводах). Так и появился наш перевод – «Базилика епископа Ефразия в городе Пореч» (как просто, но какая интересная подготовительная работа).

Также мы сочли возможным, как правило, называть в переводах иные (не соборные) христианские храмы «церквями», опуская имеющуюся в оригиналах дополнительную характеристику некоторых из них, как «коллегиатских» или как-то еще, а также встречающиеся обозначения их костелами, кирхами и т.п.

Все разновидности нового стиля искусства конца 19-го – начала 20 го вв., именуемые в переводимых оригиналах, в зависимости от страны нахождения: арт-нуво, или югенд-стиль, или сецессион, или еще как-то, были нами переведены в соответствии с принятым в нашем искусствознании подходом, как «модерн». Вместе с тем, мы избежали соблазна перевести как «модерн» встречающийся в описаниях термин «модернизм» (у некоторых наших коллег была такая попытка перевода), совершенно иной по смыслу. Примеры такого «модернизма» (не «модерна» !) в Списке: объекты в Берлине, Тель-Авиве или включенная в 2016 г. «Пампулья» в Бразилии; а в новациях 2017 г. появился еще город Асмэра в Эритрее – «модернистский город Африки».

Во многих случаях упоминания объектов культурного наследия, или их элементов, относящихся к античным временам и называемых в оригинале римскими и греческими, были нами изменены на «древнеримские» и «древнегреческие», если возникало опасение возможности неправильного понимания их, как относящихся к современному городу Риму, или к Новой Греции.

Мы также сумели избежать напрашивающегося буквалистского перевода термина «куотер(с)» - квартал или кварталы. Ведь в большинстве случаев они применяются в Списке для обозначения не, собственно, отдельных кварталов, а целых городских округов или районов (вспомним объекты в Вальпараисо, Чили, или в Тршебиче, Чешская Республика).

При переводе некоторых наименований объектов, отличающихся (страдающих?) чрезмерной лаконичностью и, в связи с этим, не дающих (по нашему мнению) достаточно конкретного ответа на три приведенных выше вопроса, мы сочли себя обязанными ввести отсутствующее в оригинале т.н. родовое определение объекта, или уточнение его места расположения.

Этого не понадобилось делать, скажем, при переводе такого наименования, как «Венеция и ее лагуна». С ним ответы на три вопроса абсолютно ясны.

Но, если обратиться к ряду алжирских объектов Всемирного наследия, названных только «по имени», вполне возможно недостаточно общеизвестному (не Венеция, и не Египетские пирамиды!), в перевод их наименований нами были добавлены родовые определения (взятые из российских искусствоведческих работ) – «древний город», или что-то подобное, например, не просто «Типаса» (как в Списке), а «древний город Типаса». Что-то похожее мы делали и по объектам некоторых других стран, наименования которых «страдали» чрезмерным, по нашему убеждению, лаконизмом – Греция, Кипр, Турция, Иордания, Ирак, Ливан, Эфиопия и др.

А в наименования других объектов добавлялось определение их места нахождения как «город» (см. приведенный выше случай с городом Бурж – не Париж все же, где такого уточнения явно не требовалось, и мы его не делали). Другим дополнением определения места нахождения могло быть указание (как правило, в скобках), на район его расположения в пределах данного государства-стороны Конвенции, если это показалось нам необходимым в связи с особой спецификой такого местонахождения – например: остров Сицилия в Италии, или Канарские острова в Испании; или, тем более, при экстерриториальном расположении объекта по отношению к основной территории страны, к которой он «приписан»: например «британский» город и крепость Сент-Джордж на Бермудских о-вах, или «нидерландский» город Виллемстад на о-ве Кюрасао в Нидерландских Антиллах. А в объекте Соединенного Королевства (переводимого нами, как Великобритания) от 2016 г. – «Комплекс Пещеры Горэма» - это Гибралтар.

Как примеры такого уточнения местоположения объектов Всемирного наследия при переводе их наименований, приведем чилийский культурный объект Rapa Nui National Park, внесенный в Список в 1995 году, названный нами в русскоязычной версии: Национальный парк Рапануи (остров Пасхи) и испанский - природный объект Garajonay National Park - в нашей русскоязычной версии: Национальный парк Гарахонай (Канарские острова).

При переводе наименований ряда объектов приходилось уточнять их сущностное содержание, конкретизировать родовую принадлежность. Так– трансграничная природная номинация США и Канады: Kluane / Wrangell-St. Elias / Glacier Bay / Tatshenshini-Alsek, внесенная в Список в 1979 году, в русскоязычной версии была представлена как «Парки и резерваты Клуэйн, Врангеля-Св.Ильи, Глейшер-Бей, Татшеншини-Алсек»; природные объекты: в Канаде - Mistaken-Point, внесенный в Список в 2016 году – как «Палеонаходки в Мистейкен-Поинт»; а в Китае - China Danxia, внесенный в Список в 2010 г., как «Китайские ландшафты «данься».

Примером, сочетающим дополнения обоих указанных типов служит итальянский природный объект на Сицилии, наименование которого в англоязычном оригинале: Mount Etna, в русскоязычной версии передано как: более привычный «Вулкан Этна (остров Сицилия)».

Вызывал трудности перевод некоторых довольно распространенных в Списке Всемирного наследия терминов, как например “Site”. Он встречается в наименовании не менее 15 объектов; причем, с разными значениями – собственно «объект», «место», или что-то еще «в компании» с различными определениями: то «археологический (ое?)», то «исторический (ое?)», то какой-то (какое-то?) еще. Поскольку применяемый у нас его перевод, как «достопримечательное место», нам явно не подходил, приходилось находить, часто в спорах, «взвешивая» варианты, относительные эквиваленты, подходящие к конкретным случаям – «памятники», «находки», «достопримечательности», «часть города» и т.п.

Пришлось обосновать и применить системный подход к переводу терминов, относящихся к объектам Всемирного природного наследия. Ведь, например, если природные резерваты, взятые под охрану в нашей стране, правильно было передать как «заповедники» (по их официальному названию, отраженному в действующем природоохранном законодательстве), то для зарубежных объектов такая передача была бы абсолютно некорректна. Действительно, за рубежом практически повсеместно приняты термины «природный резерват», или «биосферный резерват», и именно они являются наиболее распространенными в сфере, связанной с особо охраняемыми природными территориями. Кроме того, мы стремились не злоупотреблять узкими - очень специфическими, сугубо академическими терминами, если таковые встречались по ходу текста, поскольку посчитали их слишком далекими от понимания широкой аудиторией.

Термин «заповедник» прозвучал в наименовании всего лишь одного российского объекта - «Природный комплекс заповедника Остров Врангеля». Все прочие упоминания о российских заповедниках содержатся в кратких описаниях объектов, а также в наших авторских расширенных характеристиках (см. второй раздел этого сайта).

Иногда, при переводе кратких описаний, нами в скобках добавлялись варианты транслитерации тех или иных географических названий, - тех, у которых не оказывалось какого-то одного устоявшегося перевода. Примером этого по природным объектам является индийский объект Western Ghats, переданный нами в переводе наименования как: «Западные Гаты (Гхаты)».

При переводах было обеспечено системное единство в передаче разных видов имен собственных с помощью средств текстовой графики (со строчных или прописных букв, в кавычках или без кавычек), основанное на правилах передачи, наиболее принятых в русском языке, а именно:

  • названия народов, народностей, племен, профессий, вида занятий, музыкальных инструментов, производимых предметов, орудий, - начиная со строчных букв и без кавычек;
  • названия, стран, поселений, мест, других географических объектов – начиная с прописных букв и без кавычек;
  • стили исполнения - начиная со строчных букв и в кавычках;
  • творения письменные, устные, виды представления, праздненства и др. события - начиная с прописных букв и в кавычках.

В ряде случаев по природным объектам, когда возникали сомнения в точности перевода в кратких описаниях на русский язык названий каких-то видов животных и растений, использовалось их дублирование «бесспорными» латинскими наименованиями. Примеры: отдельные объекты Филиппин, Японии, ЮАР/Лесото.

Некоторые трудности перевода кратких описаний возникли в связи с практикуемым расширением ряда объектов спустя годы после их первоначального включения в Список Всемирного наследия (иногда с изменением даже наименования). При этом новые оригиналы (должные переводиться нами) кратких описаний по разному реагировали на такое расширение: оставались без изменения, изменялись незначительно (простым упоминанием о расширении), значительно изменялись (объединяя бывшее ранее с новым, органично, или не очень), наконец, полностью заменяя старый текст (в том числе, с полной утратой описания первоначально включенного объекта, с нашей точки зрения – совершенно недопустимой).

Примеры последнего:

  1. Замена при расширении албанского объекта включением города Берат в дополнение к ранее входящему в него городу Гирокастра; но новым кратким описанием, относящимся только к Берату, и отсутствием всего, касающегося Гирокастры, бывшего в старом описании.
  2. Замена при расширении китайского объекта включением в него дворцов династии Цин в городе Шеньян в дополнение к дворцам династий Мин и Цин в Пекине, с новым кратким описанием, относящимся в основном к Шеньянской компоненте объекта, хотя бывшее ранее в нем (и отраженное в старом описании) является совершенно объективно намного более и обширным, и ценным, в сравнении с добавлением.

Мы реагировали на подобные ситуации, сохраняя общую установку на строгое соответствие переводов оригиналам в Списке Всемирного наследия, но пытаясь все же внести поправки, по возможности минимальные, реагирующие на встречающиеся расхождения со смыслом описания объектов: иногда внося крошечные дополнения – упоминания о произошедших расширения, но иногда – делая перевод «смонтированным» из старой и новой редакции кратких описаний.

В ряде случаев нам пришлось дублировать переводы терминов, (с приведением их эквивалентов, фиксацией скобками и изменением шрифта) в случаях, когда нам казалось возможным неверное понимание наименования объекта на русском языке из-за двойственности значений этих терминов, или похожих на них у нас и на языке оригинала – например, в переводах 2016 г.: (qanats) - «канаты», это подземные каналы, а не тросы (было бы - ropes), или (pitons) – «питоны», это пики рельефа, а не змеи (было бы - pithons).

Описанный выше опыт перевода формировался постепенно, конкретизируясь и уточняясь, по мере появления в Списке Всемирного наследия каждый год все новых объектов, и этот процесс не может иметь конца пока наша работа продолжается, принося нам трудности, подлежащие преодолению, в сочетании с огромным удовольствием от этой работы.